Джулиано: Первая зима в Днепре выдалась очень суровой

Это сейчас петербуржцы уже в курсе, что Новый год им предстоит встречать при +3, с дождем и, если повезет, мокрым снегом. В день, когда мы встречались с лучшим игроком сине-бело-голубых осенней части сезона, на базе в Удельном паре трещал десятиградусный мороз. Но Джулиано, забивающий и отдающий с четкостью компьютерного футболиста, и здесь проявил хладнокровие героя голливудского фильма, выйдя к нам в светлом легком пальто, и сверкающий взглядом, будто он — сам Санта Клаус, только прилетевший к нам с юга. Возможно, мысль о предстоящих рождественских каникулах грела бразильца изнутри…

Джулиано: Первая зима в Днепре выдалась очень суровой
Джулиано: Первая зима в Днепре выдалась очень суровой — фото

— Джулиано, очень важный вопрос для теплолюбивого человека: даже в мороз вы выходите на поле без шапки. Не боитесь, значит, холода?
— На самом деле, нам нельзя играть в шапках. Можем их надевать только на разминке. Так что холод в игре чувствую. Особенно, когда играли с «Уфой» и «Ростовом». Мороз, ветер…

— Что идет в ход ради утепления? Специальное белье, мази?..
— Крем обязательно. Для кожи и ногтей ног в том числе.

— Настолько ли для вас, уроженца Куритибы, далеко не самого теплого уголка Бразилии, принципиальна разница в климате? Халк, понятно, страдал — он с жаркого севера своей страны…
— Все-таки у нас разный холод. Да, в Куритибе температура может упасть даже до нуля, но все равно в России совершенно другое ощущение.

— В снежки партнеры по «Зениту» уже научили играть?
— Еще нет (смеется). Но когда приедет моя дочка, обязательно поиграем! И снеговика слепим!

— Машину водить в специфических погодных условиях научились?
— Я езжу на безопасной скорости, сменил резину. Так что все в порядке с этим.

— У Акселя Витселя есть персональный помощник, который выполняет и роль водителя. Вы сами справляетесь в Петербурге?
— У меня есть такой же помощник, который часто меня возит. Это существенно облегчает жизнь.

— Была ли уже бытовая проблема, которая поставила вас в тупик?
— Серьезных — нет. Наверное, потому что я умею говорить по-русски. Во всяком случае, справляюсь и в ресторанах, и в банках.

— Может, в Украине были, когда не знали языка?
— Как раз проблемой был холод — первая зима в Днепропетровске выдалась очень суровой. Были, конечно, и некоторые проблемы с адаптацией к новой культуре, но в итоге привык.

— Выучить язык — было условие «Днепра», включенное в контракт?
— На самом деле, я не включал бразильское телевидение, мало общался с родными по скайпу и телефону. Хотел как можно быстрее интегрироваться в местную культуру. Мне важно расти не только как футболисту, но и как человеку. Язык заметно облегчил мою жизнь в дальнейшем. Надеюсь выучить его еще лучше в «Зените».

— Насколько глубоким получилось погружение в культуру, помимо языка?
— Сауна после тренировок — это было новшество. В Бразилии мы так не делаем, возможно, из-за климата. Мне понравилось. Еще запомнилась пасхальная традиция красить яйца. Как-то с украинским другом на Пасху решили заняться этим — он мне помогал (смеется).

— С Украины вы уехали обратно в Бразилию, в «Гремио». Что-то рассказывали партнерам о новом мире?
— Я много узнал об истории Украины, о ее жизни. Но для партнеров, которые там никогда не были, все равно мои рассказы были чем-то абстрактным. Можно сказать, слушали, но не слышали.

— В «Интернасьонале» вы играли с Пабло Гиньясу, аргентинцем, выступавшим в России за «Сатурн» еще до того, как вы отправились в «Днепр».
— Я тогда даже не знал, что он бывал в России, представляете?! А когда пришло предложение из «Днепра», пришлось уезжать так быстро, что даже не было времени это обсудить.

— Считается, что из Бразилии в подарок принято возить кашасу, кофе. А что повезете близким из России на Новый год?
— Очевидно, зенитовскую атрибутику. Футболки. Какую еду везти из России, пока не знаю.

— Сколько зенитовских футболок подарили уже за несколько месяцев?
— Каждый день подписываю! (Смеется.) Но дарю, в основном, близким людям. Если дарить всем, останусь без запаса очень быстро.

— Вы сами коллекционируете футболки?
— Да, я люблю обмениваться футболками с игроками, против которых играю. У меня уже их скопилось достаточно много. Уже подумываю, чтобы выделить комнату, где бы хранились все футболки.

— Самая ценная для вас футболка?
— Неймара.

— В чемпионате России кто особенно хотел с вами поменяться?
— Обычно это бразильские игроки, выступающие за другие российские команды. Например, обменялись футболками с Фернандо из «Спартака». Мы с ним познакомились в сборной Бразилии.

— В «Зените» нормально к этому отнеслись? Все-таки «Спартак» — принципиальный соперник.
— Мы соперники только во время матча. Журналисты и руководители клубов должны это понимать. После игры надо проявлять уважение к игрокам других команд.

— Когда вы уезжаете в сборную Бразилии, кто-то из игроков «Зенита» просит вас привезти в подарок футболку «селесао»?
— Александр Кержаков просил привезти футболку Неймара с автографом. Но пока мне это не удалось.

— Футбольную команду часто называют семьей. Какой обычай в «Зените» вам показался самым своеобразным?
— Когда в «Зенит» приходят новички, они должны пройти через тоннель рук. Своеобразное боевое крещение. Это действительно здорово!

— Вас не сильно поколотили?
— Да, сильно было! (Джулиано с улыбкой произнес эту фразу на русском языке и снова перешел на португальский. — «Спорт День за Днем».) Но это помогает быстрее интегрироваться в команду.

— Вы до сих пор не перевезли в Петербург жену и детей?
— Они уже приехали. И достаточно давно. Просто жена с детьми чуть раньше уехали в Бразилию, чтобы подготовиться к дню рождения дочки.

— Вашим близким комфортно в Петербурге?
— Да, им очень нравится. Супруге понравился город, дочка ходит в детский сад, а сыну еще только четыре месяца, поэтому он в Бразилии.

— От супруги не получили нагоняй за то, что назвали русских женщин самыми красивыми?
— У нас в Бразилии тоже немало красивых женщин (улыбается). Самое главное в отношениях — это уважение и доверие. Так что жена абсолютно нормально отнеслась к моим словам.

— Перед чемпионатом мира по футболу Петербург активно продвигается как туристическое направление. Как вы проводите выходной день в Северной столице?
— У меня еще не было возможности погулять по городу. В выходные дни я предпочитал оставаться дома. Но в следующем году хочу наверстать: буду ходить по музеям, в кино, изучать Петербург вместе с семьей.

— Какое самое красивое место, где вы когда-либо жили, или просто довелось побывать?
— Мне очень понравился Рим. И, конечно, поразил Париж. Красивый город. Но, наверное, мое самое любимое место — США.

— А в Грозном вам понравилось?
(Улыбается.) Я видел только отель, поэтому мало что могу сказать.

— Не прогулялись там?
— Нам обычно не разрешают гулять, когда мы находимся «на карантине».

— Иностранцы очень часто называют русскими всех подряд: литовцев, казахов… Вы ездите по всей России. Есть южные города, есть северные. Вы уже поняли для себя, кто такие русские?
— В Бразилии больше диверсификаций: есть белые люди, черные, блондины, рыжие. Абсолютно все типы. В России люди более похожи друг на друга. Я могу отличить русских от армян, латышей.

— Бразильцы выделяются определенным менталитетом. Видели нарезку ваших голов за «Днепр». Более рационального бразильского футболиста, играющего в атаке, наверное, сложно себе представить. Вы не делаете на поле никаких шедевров, не в обиду вам. Ваша задача — открылся, получил мяч, вышел на удобную позицию, забил или отдал. Вы — очень рациональный футболист. Это особенность штата, где вы родились, или просто таким выросли?
— Я так понимаю футбол. Это простая игра, где не нужны дополнительные эффекты. Не надо привлекать к себе внимание чем-то другим, кроме выполнения своей задачи на поле. Мне кажется, что как раз это приносит мне успех. И дает мотивацию к дальнейшей работе.

— У нас есть несколько вопросов на новогоднюю тему. Вы сказали, что вам нравится Париж, Рим и США. Вы там проводили отпуск? Может, встречали Новый год?
— Один раз мы справляли Новый год в США. Тогда у нас с женой еще не было детей. Мы взяли пару друзей и отпраздновали. В этом году все будет иначе. Отметим Новый год дома, в Бразилии.

В России никто не понимает, как можно праздновать Новый год без снега и елки… В России есть новогодние песни. Что поют на Рождество в Бразилии
— Своих песен в Бразилии нет. Есть всемирно известные рождественские песни, все они переведены на португальский язык. Как правило, мы поем Jingle bells — она самая традиционная. «В лесу родилась елочка»? Нет, я такой не слышал (улыбается).

— В «Днепре» вы научились играть на гитаре. Сейчас часто берете ее в руки, музицируете?
— Разъезды, отели — у меня мало свободного времени. Когда возвращаюсь домой, полностью принадлежу дочери, она поглощает все мое время, и на гитару его уже не остается. Но да, я научился играть самостоятельно. Не очень хорошо, не очень много. Знаю несколько песен. Сначала я брал уроки у специального преподавателя, он пытался научить меня нотной азбуке, все было на русском. Я решил все бросить, перешел на YouTube и уже тогда выучил все сам. Но я уже очень долго не беру в руки гитару. Может, сейчас получится, ха-ха.

— В России Новый Год — это десять дней отпуска, и людям порой бывает нечем себя занять. Можно представить себе бразильца, выпавшего из реальности, ушедшего в бесконечный просмотр фильмов типа «Один дома»?
— Вообще в Бразилии распространена телевизионная культура. Есть дома, где телевизоры работают с утра до вечера. Но для меня это невозможная ситуация. Я думаю, мне в тот же момент станет плохо или я сойду с ума.

— Есть ли в эфире бразильского телевидения новогоднее обращение президента?
— Нет такого.

— А что есть?
— По телевизору, на главном канале идет обратный отсчет. А так наша новогодняя традиция — фейерверки. Они взрываются везде — на пляжах, на улицах. Собственно, так мы и узнаем, что наступил Новый год.

— Вы тоже выходите взрывать?
— Да, но осторожно. А вообще в больших городах, например, в Рио-де-Жанейро, в океан выходят четыре лодки с этими фейерверками — это прямо настоящий салют! Зрелище длится минут двадцать. Все одеваются в белое и смотрят.

— С шампанским?
— О, да! На Рождество принято готовить индейку, а традиционной новогодней еды нет. Все пьют шампанское! Все чокаются, прежде чем наступит полночь, даже незнакомые.

— В Англии в Boxing Day играют 31 декабря и 1 января. Теоретически это могло бы удержать вас от перехода в английский клуб? Вы могли бы сказать: «Нет, в Новый год я играть не буду»?
— Нет, конечно, я бы не стал отказываться от перехода в английскую премьер-лигу. Правда, Новый год — это важный праздник в нашей жизни. Мы встречаемся с семьями. Я провожу это время с мамой и братьями — у нас очень большая семья. Это красивый и важный момент, который мы привыкли проводить все вместе. Поэтому, конечно, играть в Новый год я бы играл, но не знаю, каковы были бы мои чувства от этого.

— Карнавал в Рио — это действительно самый-самый праздник в году для каждого бразильца?
— Скорее для тех, кто его действительно любит. Я, например, так и не видел, как шествуют школы самбы. Для них, для всей страны это главный праздник. У них в это время долгие каникулы. Но при этом чемпионат Бразилии в это время не останавливается. Говорю, я там ни разу не был.

— Не тянуло?
— Не хотел (по-русски).

— На Деда Мороза из известных вам тренеров кто-то похож?
— Может, Луиз Фелипе Сколари. Есть что-то похожее (смеется). Надо только немножко отрастить бороду.

— Его называли Сержантом, Капралом. Действительно такой строгий?
— На самом деле у него огромное сердце! Видели бы вы, как он обнимает своих игроков. Относится к ним, как к сыновьям.

— Есть какой-то традиционный тост, который вы произносите на Новый год?
— Любой тост в каждый год — чтобы следующий год принес здоровье. Это самое важное, что у нас может быть. Я всегда прошу у Господа, чтобы он благословил нашу семью и принес ей здоровья.

— За чемпионство «Зенита» выпьете?
— Хах, этот тост я произнесу, но недостаточно только произнести тост и думать после этого, что теперь чемпионство придет само. Нужно будет еще как следует поработать.

— Уже знаете, где все это произнесете?
— Да, у нас уже все запланировано. Мы поедем на пляж, недалеко от нашего города — отдохнуть, прочистить голову и немного загореть.

— До мяча вообще не будете дотрагиваться?
— Первые десять дней хочу полностью отдохнуть от футбола. Скажу своему организму, что я на каникулах. Потом собираюсь немного потренироваться. Нельзя провести без тренировок целый месяц, иначе тело будет долго восстанавливаться. Думаю, серьезных игр точно не будет, разве что какая-то благотворительная игра, на которую меня позовут. Тогда да.

— Родные и близкие уважают вашу необходимость держать себя в тонусе? Никто не предлагает съесть чего-нибудь еще? Вам приходится отбиваться, объяснять, что вам нужно работать?
— На самом деле меня не нужно упрашивать. Я собираюсь есть много и вкусно! Съем то, что готовит мама, и сам приготовлю на гриле наше национальное блюдо шураско. Да, когда-то мне придется поумерить аппетиты, но в какие-то дни я сам буду всем предлагать: «Съешь еще кусочек».

Джерело: www.footboom.com

Читайте также

Комментарии