Зверь. Воин. Патриот

Football.ua рассказывает об одном из ключевых игроков сегодняшнего Брюгге Рууде Вормере.

Зверь. Воин. Патриот
Зверь. Воин. Патриот — фото

Лига Европы

Football.ua рассказывает об одном из ключевых игроков сегодняшнего Брюгге Рууде Вормере.

Рууд Вормер, knack.be
Рууд Вормер, knack.be 15 апреля 2015, 11:08

Работать под руководством одного из лучших специалистов своего времени, бороться вместе с командой за выживание в элите, получить за все это заслуженное повышение и шанс показать себя на европейском уровне карьера Рууда Вормера развивалась по вполне адекватной траектории, которую проходит множество футболистов. Однако переход в Фейенорд, который и стал для полузащитника тем самым повышением и признанием его талантов, заодно превратился в непреодолимое препятствие, способное перечеркнуть все годы усердного труда.

Можно не сомневаться, что Вормер прекрасно понимал, на что он идет, когда принимал предложение Рональда Кумана присоединиться к его проекту перестройки Фейенорда. Летом 2012-го у будущего героя Роттердама практически не было возможности проводить трансферы за деньги, потому ряды Тараканов пополнялись за счет свободных агентов. Прежде всего, это были исполнители, основным призванием которых было добавить команде опыта, ведь талантливой молодежи в Фейе тогда хватало, а приход проверенных бойцов вроде Йориса Матейсена, Грациано Пелле и Лекса Иммерса должен был помочь сохранить баланс в коллективе, нарушенный, в основном, после ухода Рона Влаара и Карима Эль-Ахмади. За долгие годы тренерской практики Куман прекрасно понимал, что без этого построить боеспособную единицу, способную бороться за достижение высших целей, в современном футболе невозможно.

Получить предложение от одного из величайших клубов страны было лучшим признанием таланта Вормера. Рууд к тому времени уже создал себе репутацию звезды местного масштаба в Роде, и во многом именно благодаря личному прогрессу своего лидера керкрадцы избавились от необходимости бороться за выживание и прочно закрепились в середине таблицы. Под руководством тренировавшего тогда Роду Харма ван Вельдховена, по мнению самого наставника команды, Вормер вырос до уровня игрока национальной сборной, но вызова в Оранье так и не получил. Тем не менее рост его мастерства не остался не замеченным, и переход в Фейенорд стал для полузащитника шансом показать себя уже совершенно на новом уровне.

Казалось, что Рууд обладает всеми необходимыми качествами, чтобы закрепиться именно в Фейе того времени. Горнило борьбы за выживание, в котором он успел побывать с свой первый же сезон за Роду, воспитало в Вормере бойцовские качества, что в сумме с врожденным талантом диспетчера делало полузащитника весьма лакомым кусочком для клубов Эредивизи. Решающим в итоге стал резкий рост акций Фейе под руководством Кумана, ведь команда финишировала в предыдущем сезоне на втором месте в чемпионате, и ее тренер явно не собирался останавливаться на достигнутом, а впереди маячила возможность сыграть в Лиге чемпионов.

Однако какой соблазнительной перспективой был переезд в главный клуб Роттердама, таким же большим стало и разочарование от этого перехода лично для Вормера. Оказаться в 24 года на скамье запасных, проиграв конкуренцию более молодым и талантливым Класи и Вильене явно не о таком мечтал он сам и не такого ждала от одного из самых ярких игроков Эредивизи футбольная общественность Нидерландов.

Менее чем через год Рууд уже не скрывал своего разочарования, но, как и раньше, был готов продолжать борьбу: Должен признать, что становится все труднее попадать в состав. Я приходил в Фейенорд с другими планами, но оказался на скамье запасных. Сложно жаловаться на что-то, ведь команда играет хорошо, а если так, то тренеру нечего менять. Но я должен и дальше тренироваться, и жду своего шанса. Продолжаю надеяться на перемены.

На дворе был лишь март 2013-го, а перспективы Вормера в Роттердаме уже стали туманными. Надежд же, что все может измениться к лучшему, практически не было. В Рууде Куман видел только бойцовские качества, к использованию которых предпочитал прибегать, когда требовалось навязать соперникам борьбу в центре поля и сыграть на удержание счета, тогда как творческой частью игры Фейе полностью заведовал стремительно прогрессирующий Класи.

Зачастую в таких ситуациях игроки начинают обращать внимание не команды с более скромными целями, но готовыми при этом предоставлять игровую практику. Если бы это не шло в разрез с амбициями самого Вормера, сейчас о нем разговор мог и не идти. Но еще будучи юниором полузащитник стремился к большему. Даже его переход в Роду из АЗ стал отнюдь не следствием несоответствия таланта Рууда проекту Луи ван Гаала. Напротив, Луи доверял юному полузащитнику место в основном составе, но клуб не проявил должной расторопности, чтобы продлить отношения с перспективным игроком.

В то время приходилось читать в Voetbal International, что я якобы не был достаточно хорош для АЗ, но это совсем не так. Клуб предложил мне трехлетний контракт, но сделал это на девять дней позже установленного крайнего срока, а к тому времени я уже вел переговоры с Родой, вспоминал в одном из интервью Рууд.

Говорил он также еще об одном: Я начал выступления в топ-клубе, таковым в моих глазах всегда был АЗ, и я хочу в таком же клубе закончить карьеру. Например, в Манчестер Юнайтед или Баварии. Протирая штаны на скамье запасных Фейенорда реализовать этот замысел было просто невозможно. Вормер еще на год задержался в Роттердаме, после чего решился на кардинальные перемены и в сентябре прошлого года перебрался в Брюгге, который очень вовремя появился с предложением, которое одинаково устроило прозябающего в резерве игрока и явно переставший нуждаться в нем Фейенорд.

Несмотря на переход в более слабый чемпионат, доверие главного тренера Брюгге Мишеля Прюдомма было огромным авансом для Вормера, о лидерских качествах которого уже успели подзабыть. Рууд вновь оказался в нулевой точке отсчета нового этапа карьеры, когда снова перед ним стояла необходимость что-то доказывать себе и окружающим. Очень кстати ему пришлось собственное жизненное кредо если я не буду работать над собой, то останусь просто посредственным игроком. Благодаря такой позиции, Вормеру не стоило особых усилий снова погрузиться в рутину и усердно работать ради того, чтобы оправдать доверие нового наставника, у которого явно были далеко идущие планы в отношении Рууда.

В Фейенорде Рональд Куман окончательно закрепил полузащитника в опорной зоне, нагрузив его функциями разрушителя. За свою цепкость Вормера еще в Роде прозвали Зверем, потому ничего нового в таких требованиях тренера для него не было. Но далеко не этот талант разглядел в нем ван Гаал, когда стал привлекать в первую команду АЗ, и под руководством Прюдомма Рууд снова получил необходимую для полной самореализации свободу. Его позиция в центре поля не изменилась, но нынешний сезон полузащитник был более ориентирован на атаку, и его результаты уже говорят сами за себя. Хотя сам Вормер отмечает, что его зона комфорта все-таки находится ближе к центральной зоне, где они с Тимми Симонсом организовали мозговой центр нынешнего Брюгге.

Я не обладаю такими качествами, как Лиор Рефаэлов или Виктор Васкес. Я просто не десятка. Куда комфортнее мне располагаться на поле немного выше Тимми Симонса и из глубины поддерживать атакующих хавов. Тогда я полностью раскрываю свой потенциал, и тренер это прекрасно видит, откровенно признался он в интервью Het Nieuwsblad накануне первого матча финала Лиги Европы против Днепра.

В текущем сезоне бельгийской Про Лиги Брюгге одновременно стал самой результативной и наименее пропускающей командой чемпионата, заслуженно финишировав в регулярном первенстве на первом месте. Говорить о чемпионстве брюггенцев пока рано, поскольку впереди еще восемь туров плей-офф, но даже сейчас команда Мишеля Прюдомма выглядит фаворитом этой гонки. Прежде всего, это обусловлено именно отлично поставленной игрой черно-синих в центре поля, где вся организация лежит на плечах сверхопытного вожака Симонса и пока еще достаточно молодого Вормера, который за свою самоотдачу на поле уже получил от болельщиков нового клуба прозвище Воин с черно-синим сердцем. Тяга к борьбе все же остается в крови Рууда, и он, как box-to-box полузащитник ее никогда не избегает. Не даром своим примером для подражания Вормер называет Эдгара Давидса, отлично умевшего вцепиться в соперника мертвой хваткой и заодно эффективно помогавшего атаке. Как и великий голландский Питбуль, он никогда не выключается во время матчей, находится в постоянном движении и к финальному свистку может набежать дистанцию до 13-ти км.

В дебютном сезоне за Брюгге Рууд не только смог вернуться на былой уровень, но и сделал шаг вперед, выиграв первый трофей на профессиональном уровне Кубок Бельгии. Получив признание в массах, подкрепив его спортивным успехом, он обрел второй дом, которого ему явно не хватало после ухода из Роды. Когда все складывается подобным образом, Вормер не из тех, кто будет скупиться на ответную благодарность. Уже сейчас он готов пожертвовать всем ради Брюгге, и когда его спросили о цене чемпионского звания в Бельгии, ответ последовал незамедлительно: Я бы отдал всю свою зарплату за год, я бы отдал все.

Матвей Белосорочкин, Football.ua

Джерело: football.ua

Читайте также

Комментарии