Шахтер — Днепр. Как это было

Football.ua разбирает центральный матч тура чемпионата Украины.

Шахтер — Днепр. Как это было
Шахтер — Днепр. Как это было — фото

4-4-2

Football.ua разбирает центральный матч тура чемпионата Украины.

Срна и Матеус, фото СТАНИСЛАВа ВЕДМИДя, football.ua
Срна и Матеус, фото СТАНИСЛАВа ВЕДМИДя, football.ua 15 августа 2015, 22:30

Горняки сыграли по схеме 4-2-3-1. Как обычно у Шахтера активными были фланги, а в центральной зоне движение создавали Марлос, Гладкий и Тайсон. Тейшейра при перемещениях в атаке не имел большой свободы для действий. Поэтому он провел далеко не лучший свой матч в этом сезоне.

Днепр использовал схему 4-1-4-1. На первый взгляд решение сыграть с одним номинальным опорным было продиктовано отъездом Канкавы. Однако реальная причина реализации такой стратегии игры была немного иной. Значительная роль в оборонительных действиях Днепра была отведена Фердочуку. Опорный полузащитник совершал большое количество перемещений в разные зоны и частенько руководил действиями своих партнеров, направляя их занять позицию или принять опеку над соперником. Со стороны казалось, что в данном матче Федорчук был главным проводником идей Маркевича на поле.

При сдерживании соперника другими игроками Федорчук активно смещался назад. Он становился пятым защитником (см. скриншот выше). Движение Федорчука в оборону сопровождалось активным прессингом с участием Селезнева. В подобных эпизодах Селезнев оказывал дополнительную поддержку полузащитникам вместо сместившегося вглубь Федорчука. Селезнев формировал коалиции с Ротанем и Лучкевичем. За счет коллективных действий тройка игроков Днепра лишала возможности соперника для быстрого продвижения атаки через центр. Фактически горнякам оставалось играть через фланги или выполнять поперечный перепас (см. скриншот выше). Попытки сыграть на обострение не были эффективны, так как горняки неудачно выполняли сквозные передачи через 2 линии обороны Днепра.

Попытки вертикальной игры в исполнении Шахтера также не имели высокой эффективности. Игроки Днепра цепко вели верховую борьбу при нахождении в низких позициях. Днепряне не позволяли соперникам бить в касание после навеса или заброса. Попытки вывода на верховую борьбу с Гуйе атакующих игроков Шахтера также были неудачными. За счет фактурности Гуйе легко оттеснял от мяча всех соперников, в том числе и Гладкого.

В целом, наблюдая за игрой Гладкого, оставалось двоякое впечатление, так как нападающий был эффективен лишь в первой половине большинства эпизодов. Форвард неплохо открывался в штрафной, но долгая обработка мяча с несколькими лишними движениями не позволяла ему результативно завершать атаки. Выход на ударные позиции часто осуществлялся из борьбы. При игре на опережение Гладкий неэффективно позиционировался. Форвард занимал позицию за спинами соперника, но на рывке не опережал защитников Днепра. Результативные попытки открываний перед соперниками в исполнении Гладкого не наблюдались.

Значительное внимание Днепр уделил нейтрализации действий Тейшейры. Фактически против Алекса применялась персональная опека. Дуглас и Гуйе часто не передавали опеку над Тейшейрой партнерам. Поэтому даже при смещениях Тейшейры к бровкам центральные защитники Днепра играли до конца с атакующим хавбеком соперника. Действия под плотной опекой не позволяли Тейшейре получать мяч в движении и за счет набора скорости вносить остроту в игру.

Подобная игра защитников Днепра была успешно реализована, в том числе и за счет действий Федорчука (см. скриншоте выше). Перемещения центральных защитников (особенно Дугласа) при игре с Тейшейрой контролировалось Федорчуком. В подобных эпизодах опорный полузащитник страховал зону партнера и занимал позицию в центре обороны. При подобной системе игры у Днепра появлялась возможность более активно использовать Федецкого при прессинге в средней зоне.

Федорчук в роли центрального защитника часто играл до конца эпизода. Поэтому после окончания опеки Тейшеры Дуглас мог незначительное время играть номинального правого защитника. Такие действия опять же позволяли Днепру задействовать в агрессивной роли Федецкого, который часто выходил на соперников вверх по бровке.

Игра Федорчука в обороне была многовекторной. Опорный полузащитник мог свободно совершать рывки к центру поля и вместе с Селезневым прессинговать опорных соперника. Он мог вместе с Данило Соузой и Лучкевичем формировать тройку и коллективно сдерживать соперника в центре. Примечательно то, что данную тройку горняки очень плохо проходили в пас. Даже создание численного преимущества (!) не помогало Шахтеру динамично отыгрывать трио в лицах Федорчука, Лучкевича и Данило Соузы.

При сдерживании соперника за счет игры Федорчука, Лучкевича и Данило Соузы линия обороны могла насыщаться за счет включения в нее двух дополнительных игроков (см. скриншот выше). Таким образом выдерживалась высокая горизонтальная компактность, а Шахтер не имел возможностей ускорить игру диагональю к бровке.

При обороне на своей половине поля днепряне стремились активно не задействовать Селезнева. Форвард включался в борьбу только при смещении соперником атаки на фланг и последующей попытки создать там коалицию из 3-4-х игроков. В подобных эпизодах движение Селезнева на помощь партнерам позволяло оставлять дополнительного игрока в центре. Это небольшое обстоятельство было очень важным, так как лишний игрок в центре занимал позицию удобную для перехвата диагоналей. Это не позволяло Шахтеру остро играть низом в штрафную после преодоления флангового блока Днепра.

В атакующей игре Днепр активно задействовал Матеуса, Ротаня и Данило Соузу. Данное трио имело ключевые роли при построении атак. Матеус активно забегал по бровке и пытался использовать высокие подключения в атаку со стороны Срны. Ротань выполнял функции распасовщика. Данило Соуза был нацелен на придание динамики атакам. Бразилец активно выполнял ускорения с мячом и своими действиями провоцировал резкое повышение темпа атаки. Активные перемещения Соузы редко читались оппонентами. Рывки Соузы часто приводили к разладу в обороне соперника. Полузащитники Шахтера при этом на несколько секунд утрачивали контроль над перемещениями других атакующих игроков Днепра.

В целом, атаки Днепра отличались средней степенью эффективности. Стремление к быстрой комбинационной игре не всегда успешно реализовывалось днепропетровской командой, так как в отличии от Данило Соузы в подобных условиях не все игроки Днепра чувствовали себя как рыба в воде. К примеру, атаки Днепра могли проходить много острее, но им часто не хватало успешного включения форварда. Селезнев не мог эффективно действовать в движении. Поэтому попытки игры на него передачами на ход чаще приводили к обрыву атаки. Это не вина Селезнева, а следствие отсутствия альтернативы в атаке. Евгений в большей мере таранный форвард, нежели быстрый бегунок.

При подобных тенденциях победу Днепру принесли успешные действия в контригре в конце матча. В завершении встречи подопечные Маркевича сумели использовать чрезмерное стремление соперника к получению положительного результата в свою пользу. В данном случае показателен пример с первым пропущенным мячом и действиями Ракицкого. Защитник ушел на чужую половину вести борьбу с Селезневым при вбросе аута, а в центре обороны его позиция осталась без страховки, так как остальные игроки также стремились к активной игре в атаке и расположению на чужой половине. Поэтому после неожиданного обрыва атаки Безус имел свободную магистраль для острой доставки мяча Матеусу. Ордец не мог перекрывать всю ширину поля в одиночку и просто не сумел догнать Матеуса при старте с отдаленной позиции.

Джерело: football.ua

Читайте также

Комментарии